Обо мне и моей малой родине

Литературно-исторические изыскания

Совершенно случайно, читая произведение писателя Бориса Васильева ("А зори здесь тихие", "Завтра была война" и др.), обнаружил упоминание о моей малой родине - поселке Дорогиня Макарьевского района Костромской области.

Вот выдержка из произведения Б.Васильева "Век необычайный":

"... А я по-прежнему не знал, о чем мне писать. Очень хотел, очень старался, но ничего, кроме голых сюжетов, в голову не приходило.

Помог случай. Племянники Веры Ивановны жили в Юрьевце, в его нижней, прибрежной части. Когда построили Горьковскую плотину, образовавшую Горьковское водохранилище, нижнюю часть Юрьевца затопило, и его жителей перевезли на реку Унжу, где и соорудили для них поселок с ласковым названием Дорогиня. Там располагался затон для зимнего отстоя речных судов и судоремонтный завод. И там теперь жила родня Веры Ивановны. И мы поехали в Дорогиню.

Поселок был построен на старом русле реки, то есть на абсолютно чистом, мелком, веками промытом речном песке, на котором росла только тощая лоза. Землю для огородов завозили баржами, ею дорожили (не отсюда ли возникло название?), ее засаживали до последнего сантиметра, а по песчаным улицам бродили унылые голые куры. Им из леса приносили веники, и надо было видеть, с какой жадностью они их пожирали.

Муж одной из племянниц Веры Ивановны Сергей оказался капитаном буксирного катера. Было лето, самый разгар речной работы, людей не хватало, и мы с удовольствием пошли работать к Сергею на катер. Меня он определил помощником капитана, а Зорю – матросом.

Катер предназначался для проведения плотов по Унже до стоянки буксирных теплоходов, так как на место сплотки они не допускались. В то время как плотовщики сплачивали плот из огромных связок бревен, наш катер использовался как посыльный. Отвезти сплоточную проволоку, доставить ремонтников, обед на плот, документы на отправку буксирам.

Я не помню, когда именно у меня появилось – нет, не желание, а невероятная жажда писать. До сей поры существовала некая весьма неопределенная мечта написать что-нибудь этакое. Но этакое не есть творческий импульс: писать надо не тогда, когда хочется, а когда невозможно не писать. И дозрев, так сказать, до кондиции, я под предлогом покупки сигарет забежал в магазинчик, пока мы стояли в простое, и приобрел толстую тетрадь. И, таясь от всех, дрожащим карандашом вывел:

По утрам в поселковой больничке тихо…

Первая написанная строчка не всегда оказывается первой напечатанной. Я закончил повесть, названную мною Бунт на Ивановом катере, запечатал в конверт и послал в журнал Волга. Так сказать, по принадлежности. А через полмесяца получил ответ, что моя повесть – сплошное очернительство славных тружеников речного флота.

Я разозлился куда больше, нежели растерялся. Ведь я сам, на собственной шкуре испытал, что такое работать на Гензапани, когда в магазинах ничего нет, кроме хлеба, водки да турецкого чая. Когда колхозы не косят на трудных покосах, но и не дают косить никому вообще. Когда все население питается рыбой, а ее не позволяет ловить рыбоохрана, и приходится обманывать ее всеми способами. Я запечатал повесть в новый конверт, написал адрес подвернувшегося под руку толстого журнала и отнес конверт на почту..."

Справка: Горьковское водохранилище водохранилище на реке Волге.

Образовано плотиной Нижегородской ГЭС, заполнено в 19551957 годах. Площадь — 1590 км, объём — 8,71 км, средняя глубина — 3,65 м, максимальная глубина — 22 м, длина — 427 км, ширина — до 16 км.

Расположено в Ярославской, Костромской, Ивановской и Нижегородской областях. На верхнем участке вода затопила только пойму и первую террасу. В районе впадения реки Кострома затоплена обширная низина, называемая Костромским заливом. Ниже города Юрьевца начинается расширенная озеровидная часть водохранилища, в отдельных местах достигая ширины 14 км.

И еще выдержка из произведения Б.Васильева "Летят мои кони":

"... Вскоре после путешествия я впервые попал на Среднюю Волгу, а точнее — на ее приток Унжу. При впадении Унжи в Волгу стоит город Юрьевец; когда заполнили чашу Горьковского водохранилища, вода залила низменную часть города, и ее жителей переселили за сорок километров вверх по Унже, где отстроили поселок с ласковым названием Дорогиня, с запанью, ремонтными мастерскими и затоном для малого флота. Когда мы туда впервые попали, там была глушь да непроходимые, заболоченные леса. И медведи по осени приходили к поселку поглядеть на людей перед тем, как завалиться в берлоги.

Такова была Дорогиня, куда можно было добраться на неторопливом Витиме за четыре часа от Юрьевца. А еще выше, у Горчухи, была промышленная гензапань, и огромные баржи развозили оттуда лес по всей Волге. На гензапани грохотали сплоточные машины, качались венгерские плавучие краны гансы и суетилось множество народа. В основном это были сезонники, а матросов не хватало, и катера простаивали. И, вдосталь наглядевшись на невиданную прежде работу, на веселый азарт погрузок, на весь этот тяжкий, потный, мокрый, но такой захватывающий, такой наглядный труд, мы с женой пошли на катер с тем же названием Дорогиня, и капитан Сергей Ларионов взял нас на борт помощником и матросом.

Это была честная работа, от которой засыпаешь, как в детстве, просыпаешься с песней в душе и ломотой во всем теле и видишь, как встает солнце и тают речные туманы, и не замечаешь, когда оно заходит. И грохот дизелей за тонкой переборкой не мешает слышать, как нос катера вспарывает речную волну, и необъяснимая радость переполняет тебя, и ты — родной брат всем этим усталым, чумазым людям, и чем-то из юности веет, что ли: Закурим, браток, пока немец не стреляет… И через неделю я не выдержал. Я купил тетрадку и карандаш, а когда стояли в ожидании буксира, трясясь от волнения, вывел первую строчку: ВЕЧЕРАМИ В МАЛЕНЬКОЙ ПОСЕЛКОВОЙ БОЛЬНИЦЕ ТИХО.

Так начал я свою первую повесть, названную в полном соответствии с И. Зюйд-Вестовым Бунт на Ивановом катере и напечатанную в 1970 году в журнале Новый мир под куда более скромным названием Иванов катер..."

Справедливости ради нужно сказать, что поселок появился несколько раньше. Посёлок Дорогиня был основан на берегу реки Чёрный Лух в 1938 году. Своё название посёлок получил в 1948 году, возможно из-за дороговизны сплавных работ - дорого платили за формирование плотов и сплав леса по реке, вот поэтому и назвали его Дорогиня.
Посёлок начинался с трёх домов барачного типа, в них разместились: контора, столовая, общежитие. Постепенно поселок рос и хорошел - вырастали дом за домом, улица за улицей, и в 1952 году уже открылись начальная школа и больница, следом - клуб, столовая и детский сад.

В затоне - на слиянии рек Унжа и Чёрный Лух, красовались катера и теплоходы, плавучие краны и баржи. Количество самоходных и несамоходных единиц перевалило за сотню. Рабочих насчитывалось около 600 человек. По реке забегали скоростные суда "Метеоры".
Но судьба лесосплавных посёлков такова, что они развиваются только до той поры, пока есть, что сплавлять.


Пришло время, сплав леса по р.Унжа запретили. Рабочие места стали сокращаться, молодёжь подалась в города, а тем кто здесь живёт осталась память о былой славе речников и гордость за красоту обжитых мест.
Да, красоту этих мест, описывал в своей книге "В лесах" Мельников-Печорский. Здесь были сняты эпизоды фильмов "Инженер Прончатов", "Иванов катер".
И действительно, хороши над Унжею закаты. В домах Дорогини горят огоньки. Здесь работает паромная переправа с чудным названием "Бесов Нос", которая соединяет берега реки Унжа, области - Костромскую с Нижегородской.
Грибные и ягодные места, охота и рыбалка влекут в эти места туристов и дачников из больших городов, они едут сюда отдыхать и наслаждаться красотой этих мест.

Теперь обратимся к биографии Б.Васильева, чтобы узнать, в каком году он написал повесть "Иванов катер", и, соответственно, в каком году он жил в Дорогине. Читаем:

"Непросто складывалась судьба и первого прозаического произведения Васильева Иванов катер (1967): А.Т. Твардовский принял повесть для публикации в Новом мире. Но после его смерти она почти 3 года пролежала в редакционном портфеле и увидела свет лишь в 1970 году (№ 8–9)."

Итак, повесть написана в 1967 году и, как мы выяснили, во время проживания в Дорогине. Следовательно, я вполне мог встретиться  с знаменитым писателем на улицах поселка, т.к. мне в это время было уже 6 лет.

Борис Васильев Это Б. Васильев.

А вот этот пацан - я (в возрасте 9 лет)

Кротов Вова 9 лет

С друзьями Колькой Блохиным и Серегой Серговым.

 А вот катер, на котором работал Борис Васильев:

Катер "Дорогиня"

Однопалубный двухвинтовой ледокольный малогабаритный буксир-толкач с жилыми и служебными помещениями в корпусе и ходовой рубкой на палубе. Предназначен для портовых и рейдовых работ, буксировки судов всех типов. Судно приспособлено для преодоления непрерывным ходом сплошного льда толщиной 20-25 см и форсирования льда толщиной до 40-50 см. Судно приспособлено для транспортировки и перевозки на авто и железнодорожных платформах.

Длина, м: 14,07
Ширина, м: 3,82
Высота от киля без мачты, м: 5,55
Высота надводного борта, м: 0,69
Высота борта у форштевня/кормового транца, м: 2,6 / 2,0
Водоизмещение, т: 42,7
Дедвейт, т:
Осадка, м: 1,58 (средняя), 1,53 (носом), 1,63 (кормой)
Экипаж, мест: 4
Автономность, сут.: 5
Марка ГД: 3Д6
Мощность ГД: 150х2
Скорость без состава, км/ч: 17

Выписка из российского реестра речных судов:

Название: ДОРОГИНЯ

Проект судна: 378

Год постройки/списания: 1959

Флаг: Россия

Судовладелец: ОАО "Унженская сплавная контора"

Порт: Поселок Горчуха (Костромская область)

А вот этот катер в 2006 году:

С 2011 года "Дорогиня" трудится в г.Ростов на Дону:

У меня Дорогиня осталась в памяти, какой она была в 60-70е годы прошлого века. Когда мне исполнилось 17 лет, после окончания школы, я уехал из поселка. И что там происходило, было без меня.

Я помню свою первую учительницу - Маргариту Николаевну Орлову и директора школы Геннадия Ивановича Ухова.

Ведомость оценки знаний

Не смотря на то, что детство было бедное, это было самое лучшее беззаботное время. В летние каникулы мы весь день проводили на речке. Либо на Унже (там вода была холоднее), либо на Черном Лухе или на Ореховом озере. В летний вечер в воздухе было такое огромное количество комаров, что стоял гул от взмахов их крылышек. Оставаться неподвижным более пары секунд было невозможно. А грибы и ягоды можно было собирать, сразу выйдя из дома. Лес начинался в 50 метрах от крыльца.

Магазин и клуб в настоящее время

МагазинКлуб

Школа и мой дом

ШколаОтчий дом

Дорогиня с высоты птичьего полета

Поселок Дорогиня с высоты птичьего полета

Школьные фотографии (кто-то может узнает себя):

Ученики Дорогинской школы